Все мы были подростками, и в этом возрасте у нас появлялся целый набор слов, которые мы использовали, а наши родители не всегда их понимали. Когда у меня был такой период в жизни, моя мама рассказала мне историю из своего детства, которую я запомнила навсегда. Мой дедушка (ее отец) в студенческие послевоенные годы попал в концлагерь за свободолюбивое стихотворение. Он отсидел несколько лет, потом попал под амнистию. Когда моя мама училась в школе и начала использовать молодежный сленг, дедушка ее позвал и сказал: «Ты знаешь, что со мной было; ты знаешь, где я провел часть своей жизни; также ты наверняка знаешь, что там свой язык, на котором я общался все те годы. Ты хоть раз услышала от меня за всю свою жизнь хоть одно слово из тюремного лексикона?»

Меня этот рассказ заставил крепко задуматься еще тогда. И последнее время я все чаще и чаще его вспоминаю. Да, может пример слишком радикальный, но думаю многих передергивает от фраз «Афтар жжот, пеши исчо, кросавчег». Но речь не о таких словах, которые люди используют в форумах, не о сокращениях, которыми пользуются в твитере. Речь о другом.

Речь о «профессиональном» (да, да именно в кавычках) языке. Русский язык один из крупнейших языков мира. По разным оценкам в русском языке более 200 тыс. слов, а словарный запас человека от 1500 до 8000 слов. И, тем не менее, некоторым почему-то этого не хватает.

Когда слышишь выражение: «В нашем тиме для тасков мы юзаем вот этот тул», честно говоря, становится даже не грустно, а просто не по себе.

Неужели русский язык настолько бедный, что обязательно использовать такое количество иностранных слов, неужели эти слова не имеют адекватного перевода на русский язык? Хорошо, допустим – не имеют. В словарь программистов давно вошли такие слова как баг, фича и т.п. Почему тогда нельзя использовать эти слова при написании на английском языке? Допустим слово Agile достаточно сложно перевести на русский язык, чтобы сохранить весь его смысл, но почему так и не написать «Agile»? Я встречала написания и «аджайл», и «агильный», и даже «агила», а особенно порадовало слово «отжайл».

Ладно, оставим межличностное общение в команде тем, кто там общается; если им комфортно, то почему бы и нет. А как быть, когда это становится языком написания доклада для конференции? Как быть, если человек претендует на звание эксперта, а его язык сложно назвать равно как русским, так и английским?

Так что же это все-таки? Субкультура? Желание показать свою причастность к избранному кругу? Или это желание показать, что в наличии есть знание английского языка?

И тут мне вспоминается, что все в той же школе, у нас была группа мальчишек, которые «изобрели» свой язык только для того, чтобы никто не понимал, о чем они говорят…

Язык мой враг или друг?
Tagged on:
  • Все починається із нас самих, і тільки своїм прикладом можна схиляти людей. Стараймося!

  • Все починається із нас самих, і тільки своїм прикладом можна схиляти людей. Стараймося!

    • Мария Евграшина

      Так власне ж це і робимо 🙂